[Dead of World]
[Quake]
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

[Dead of World] > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — суббота, 19 января 2019 г.
Hm Phillin 15:53:37
Тише. Если ты закроешь глаза, перестанешь дышать и перекроешь бит пульса. Ты услышишь как медленно вспорхнет бабочка, с цветка твоей едва распустившейся души. Подробнее…Ты чувствуешь кожей едва заметное колыхание воздуха из-под ее крыльев. Это последнее, что останется, когда лепестки твоей розы осыпятся и засохнут. В ней, этой маленькой бабочке, есть еще тонкая нить к жизни твоего цветка. Не дыша и не чувствуя, ты не в силах больше ее поймать, и отпустишь в полет куда-то в темноту. Время останавливает свое течение для тебя и взмахи кажутся такими тяжелыми. Ты еще видишь ее белые крылья, но никак не можешь остановить.
Из размытой темноты от слез протянется лапа. Кривая, как будто бы с черными когтями. Она схватит твою бабочку и тут же сожмет в кулак. Ты не услышишь больше ничего. Вся жизнь из тебя уйдет в тот момент, как ты потеряешь свою бабочку.
Тебе мерещится слабый смех и возникающая морда прямо над лицом. Все, что когда-то было бабочкой, пеплом осыплется тебе на грудь, обжигая кожу, создавая другой, опаляющий ледяную кожу, цветок.
Он вдохнет в твои приоткрытые губы слова, которых ты не услышишь. Вдохнет, впуская как младенцу воздух в еще не раскрывшиеся легкие, заставляя с криком изогнуться больное тело. Его лапа прижмется к твоей горящей огнем груди, заставляя все тело гореть. Ты полыхаешь пламенем, ты видишь, как все твое тело им охвачено и ты кричишь от боли, срывая тихий тонкий голос. А он лишь удержит тебя на месте, не давая подняться, задавит тебя булыжником к земле, пока ты бьешься в агонии, моля о скорейшем конце.
Он будет продолжать шептать тебе, пока ты умираешь так больно и долго, пытаясь избавиться от его тяжелой лапы, пытаясь выпутаться из его болезненной хватки. Пытаясь выжить. Но сквозь шумный поток бесконечных страшных мысли ты услышишь его. Услышишь раз, другой, пока не станешь слышать постоянно. Что он говорит тебе? "Живи" неустанно повторяет он и только сейчас ты увидишь, почему тебе так горячо. Его тяжелая лапа удерживает ускользающий свет, возвращая на место. Твое замерзшее тело пытается согреться, забыв, что такое тепло. "Живи. Пожалуйста. Живи" - его звериная страшная морда укорачивается и ты видишь в ней человека, страдающего вместе с тобой. Он нависает над тобой, руками удерживая то единственное, что еще заставляет быть тебя живым, реанимируя умирающее тело.
"Впусти его" - тихо зашепчет что-то внутри и ты услышишь треск. Треск замков, запрещающих тебе быть счастливым. Это больно. Очень больно. Сгорать мертвому существу, чтобы из его пепла поднялось живое.
-Живи, - в который раз услышишь ты из иссохших потрескавшихся губ. Сзади него померещится тот силуэт, что подошел к тебе. Он протянет руку к плечу человека рядом с тобой, смотря прямо в твои глаза с холодом и животным одиночеством. Ты поднимаешь дрожащую ладонь к едва влажной щеке над собой. Стоит твоим холодным пальцам коснуться, как силуэт сзади обратиться в дым и вернется туда, откуда пришел, отдавая тебе свой свет.
-Живи, - вторишь ты чужому голосу, унимая дрожь перерождения.

­­
Die Vergangenheit muss in der... Ю Питер в сообществе Посиделки на бутылках2 14:24:42
­­

Die Vergangenheit muss in der Vergangenheit und die Zukunft in der Zukunft bleiben.
Про Емелю и щуку-волшебницу Сказка в стихах Виктор Шамонин Версенев 14:21:11
­­

За деревней, у речушки,
Проживал мужик в избушке,
Жизнь его была не мёд,
Воз забот он в гору прёт,
Да печали гонит прочь,
Он в работе день и ночь,
Жить ему в нужде нельзя,
В тех сыночках радость вся,
У него их трое, в ряд,
Кушать мальчики хотят!
Год за годом так и шли,
Сыновья все подросли.
Вот женился старший сын,
Жизнь у сына без кручин,
Средний сын жену привёл
И работать стал, как вол!
Жёны тоже при делах,
Та работа им не в страх,
А потом они уж в поле,
Нет семье на отдых доли
И, казалось, наконец,
Радуй сердце ты, отец,
Поживай без тех забот,
Наедай большой живот!
Да расстроен был старик,
Прячет он печальный лик,
Младший сын его, Емеля,
Был ленивым в каждом деле,
И любая та работа,
Не совсем его забота,
И жениться ему лень,
В деле он одном кремень,
Сытно, вкусненько поесть,
Да на печь опять залезть,
Сутки спать на печке той,
Чтоб до храпа, на убой!
Так минуло восемь лет,
Как-то осень встала в цвет,
Всех в работу запрягла,
Всем сейчас им не до сна,
Лишь один Емеля спит,
Сны он чудные глядит.
Добрый вышел урожай,
Закрома под самый край,
От излишков вновь навар,
Их сменяют на товар,
А потом уж нет забот,
Отдых зимний к ним придёт.
День базарный наступил,
На базар народ убыл,
Погрузился и отец
С сыновьями, наконец.
Дал Емеле он наказ,
Самый строгий в этот раз,
Чтоб невесткам помогал,
Их ничем не обижал,
А за помощь, посему,
Обещал кафтан ему,
И Емеля был согрет,
Долго он глядел им вслед,
А в деревню брёл мороз,
Стужу жуткую он нёс.
Вмиг Емеля влез на печь,
Сбросил он заботы с плеч,
Той минуты не прошло,
Храпом домик сотрясло.
Да невестушки в делах,
При своих они правах.
Дел по дому пруд пруди,
Да ещё дела в пути.
Наконец, свистульки-трели,
Тем невесткам надоели,
К печке двинулись они,
Слов сдержать уж не смогли:
- Эй, Емеля, ну-к, вставай,
Всяких дел по дому, в край,
Хоть воды нам принеси,
Гром тебя здесь разнеси!
Он сквозь дрёму отвечал,
Им с печи слова швырял:
- Неохота за водой,
На дворе мороз такой,
У самих же руки есть,
Легче вёдра в паре несть,
А тем, боле, задарма,
Не свихнулся я с ума!
Прорвало невесток тут,
В бой они опять идут:
- Что сказал тебе отец,
Помогать нам, наконец?!
Если ты пойдёшь в отказ,
Пожалеешь, знай, не раз,
Горьким выйдет тот кисель,
Про кафтан забудь, Емель!
Тут Емеля заюлил,
Он подарки так любил,
С печки тут же стал вставать,
Словом их давай хлестать:
- Что кричите на меня,
Вишь, уже слезаю я!
Разорались, дом трясёт,
Мертвяка ваш крик проймёт!
Он топор и вёдра взял,
До реки трусцой домчал,
Стал он прорубь ту рубить,
Рот зевотою сушить,
Нет в работе куража,
На печи его душа!
Долго прорубь он рубил,
Чуть не выбился из сил,
Вёдра полны, наконец,
Думку думает, делец:
«Ох, водичка, тяжела,
Руки рвёт мои она!
Только б мне её донесть,
Да на печь скорей залезть»!
Вдруг в ведро Емеля, глядь,
Он чудес не мог понять,
Щука плещется в ведре,
Тесно ей в такой воде!
Вмиг Емеля рот раскрыл,
Удивлён Емеля был:
- Поедим ушицы всласть,
Не дадим добру пропасть,
И котлеток сотворим,
Вечер славно посидим!
Только молвит щука та:
- Из меня горька уха,
И котлетки, знай, горьки,
Боком вылезут они,
Лучше слушай и вникай,
Да на ум себе мотай!
Возвратишь меня домой,
Стану я тебе рабой,
Все капризы, друг, твои,
Я исполню, говори!
А слова мои проверь,
Повторишь их вслух, Емель,
«По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу»,
А капризам тем, дружок,
И конца неведом срок!
Поражён Емеля был,
Рот он в радости раскрыл,
Щуке верил и внимал,
Глаз со щуки не спускал.
Он и двинул тут же речь,
Слов Емеле не беречь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Сами вёдра пусть идут,
Сами к дому путь найдут!
Вдруг издал Емеля крик,
Он ловил счастливый миг,
Вёдра двинулись вперёд,
Без его совсем забот,
Шли тихонько, без труда,
В них не плещется вода!
Щуку в прорубь он пустил,
Вслед за ними припустил.
Вёдра сами ходом в дом
И на место стали в нём,
И Емеля место знал,
Тут же печку оседлал,
Храп он в домике несёт,
Никаких ему забот!
Да невестушки не спят,
Вновь Емелю тормошат:
- Ей, Емеля, ну-к, вставай,
Наруби нам дров давай!
Шлёт Емеля им ответ,
Суеты в нём просто нет:
- Я, извольте знать, ленюсь,
Делать это не возьмусь!
Вон, под лавкой, есть топор,
Да и выход есть на двор!
Те невестки сразу в крик,
Не впервой им мять язык:
- Обнаглел ты уж, Емель,
Зададут тебе, поверь!
Обижать не стоит нас,
Про кафтан за нами глас!
И Емеля шустро встал,
Он подарки обожал:
- Всё, невестушки, бегу,
Отказать вам не смогу,
Нарубить мне дров пустяк,
Вам я, милые, не враг!
Только женщины за дверь,
У Емели шаг не мерь.
Он на печь обратно, шасть,
Речь он тихо начал прясть:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, топор, скорей вставай,
Поработай, друг, давай,
А потом домой спеши,
Вновь под лавкой той лежи,
А дрова пусть в дом идут,
В печку сами упадут!
Ну, а я вздремну чуток,
Этак, суток так с пяток!
И топорик скок во двор,
Стал рубить дрова топор.
Нарубил он много дров
И под лавку, был таков,
Те дровишки в печку, прыг,
Разгорелись в один миг.
Шло за ночью утро вслед,
В окна брызнул слабый свет,
А морозец вновь на круг,
Стал морозить всё вокруг,
Огонёк дрова съедал,
Без дровишек он страдал.
Вновь невестки кажут лик,
Прут к Емеле, напрямик:
- Ты, Емеля, в лес езжай,
Дров на вывоз запасай,
И в отказ идти не смей,
Нас, Емеля, пожалей,
Коль обидишь нас Емель,
Пропадёт кафтан, поверь!
Он с печи тихонько слез
И на дворик, под навес,
В сани лошадь он не впряг,
Развалился в них, чудак!
Посмеялся тут народ,
Смех по улицам идёт,
А Емеля, в тех санях,
Людям речь явил в размах:
- Эй, людская простота,
Отворяй мне ворота!
Вам, народец, доложу,
По дрова я в лес спешу!
Чудеса народ творил,
Ворота пред ним открыл:
- Ты, Емель, не тормози,
Много дров домой вези!
Запрягайся и в галоп,
Остуди, Емеля, лоб!
Смех волною покатил,
Рот неспешно он раскрыл:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, езжайте сани в лес,
Там, в лесу, наш интерес!
С места сани сорвались,
По дороге в лес неслись.
Диву дивится народ,
Он чудес сих, не поймёт!
Прикатил Емеля в бор,
Проявил в словах напор:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Ну-к, топорик, навались,
До семи потов трудись,
И с дровишками, домой,
Я ж посплю часок-другой!
И Емеля вмиг уснул,
В ус себе он и не дул,
А топор был молодец,
Погулял в бору, делец,
Был в работе голова,
Бор пустил он на дрова,
В сани скоренько убыл,
В них топор чуток остыл.
Сани двинулись домой,
Те дрова в санях – горой.
Спит Емеля на дровах,
Спит с румянцем на щеках!
Оказался слух так скор,
Царь узнал про этот бор.
Возмутился он: - Наглец,
Это за свинство, наконец?!
Порубить мой бор в куски,
Вправлю я ему мозги!
Бьёт тревогу царь в набат,
Шлёт за ним своих солдат,
И солдаты, прямиком,
Ворвались к Емеле в дом,
Стали мять ему бока,
Разбудили в нём зверька.
Слёз Емеля не скрывал,
Он слова в кулак шептал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Бей их, палка, не ленись
Перед ними не срамись!
С места палка сорвалась,
До солдат тех добралась.
Им, служивым, и не снилось,
Так попасть в её немилость,
И позора им не смыть,
Убегали, во всю прыть,
Синяков сокрыть не смели,
Был доклад их о Емеле.
В гневе страшном государь:
- Он воистину дикарь!
Так избить моих солдат,
Не пойдёт такой расклад!
Во дворец его, к утру,
Битым быть теперь ему!
Да Емеля крепко спит,
В доме храп волной висит.
Вот за ночью, наконец,
От царя к нему гонец.
Офицер тот - мокрый ус,
Испытал он власти вкус:
- Одевайся, жук, скорей
И до царских марш дверей!
Чужд Емеле сильный крик,
Перед ним он кажет лик:
- Царь ваш может подождать,
На указ мне наплевать!
Как на двор придёт капель,
Соизволю к вам я, в дверь!
Возмутился, сей гонец:
- Ты, Емеля, не жилец!
Офицер поднял кулак,
Дал Емеле он тумак,
Пал Емеля вмиг с печи,
Позабыл, где калачи.
Вдруг Емеля стал бледнеть:
- Дам тебе ответ, заметь!
Ты же, братец, офицер
И такой даёшь пример?!
Офицер усы утёр,
Он вступать не хочет в спор:
- Ты ещё и возражать,
Служку царского пугать?!
Я кому сказал, вперёд,
И раскрой попробуй рот!
Тут Емелю бес толкнул,
Он в словах уж не тонул:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Покажи нам гнев, ухват,
Ты на дело точно хват!
В гневе стал ухват летать,
Служку царского гонять.
Резво он к царю бежал,
Сказ царю в слезах сказал.
Царь готов был вынуть меч,
В гневе он и начал речь:
- Кто доставит, наконец,
Мне Емелю во дворец?!
Дам медальку, посему,
Да деньжат ещё тому!
Вмиг нашёлся хитрый чин,
Говорил с царём один,
До невесток поспешил,
Обо всем их расспросил,
Про кафтан от них узнал
И Емеле клятву дал,
Мол, поедешь ты со мной,
Ждёт тебя кафтан любой,
Да ещё подарков много,
Даст ему он на дорогу!
Тут Емеля и раскис,
На плечах его повис:
- Поезжай-ка ты, гонец,
Без огляда, во дворец!
За себя я поручусь,
За тобою вслед примчусь,
Свой кафтан заполучу
И такой, какой хочу!
Хитрый чин убыл без бед,
Изложил царю секрет,
А Емеля в думку впал,
Он на печке рассуждал:
- Как же я оставлю печь,
У царя там негде лечь?!
Долго он ещё сидел,
Весь от думок тех потел,
Осенило разом, вдруг,
Мысль его пошла на круг:
- На печи поеду, так,
А иначе мне никак,
На ногах своих ходить,
Можно им и навредить!
Слов Емеля не искал,
Он слова в уме держал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Поезжай ты, печь, к царю,
А я сон свой досмотрю!
Печка с места подалась,
Вмиг к дороге добралась,
По дороге резво мчит,
Из трубы дымок струит.
Вот примчалось, наконец,
Печка - диво во дворец.
Царь картину эту зрел,
На глазах у всех белел,
Взгляд к Емеле обратил,
Строго с ним заговорил:
- Ты зачем же царский бор,
Запустил под свой топор?!
За поступок, сей дурной,
Ты наказан будешь мной!
Да Емеля не дрожал,
Он с печи ответ держал:
- Всё «зачем», да «почему»,
Я тебя, царь, не пойму!
Ты кафтан мне подавай,
У меня ведь время в край!
Царь открыл мгновенно рот,
На Емелю он орёт:
- Ты, холоп, царю дерзишь,
Раздавлю тебя я, мышь!
Ты опух от сна уж весь,
Полежать надумал здесь?!
Да Емеле не вопрос,
Речь царя из слов-угроз!
Он на дочь царя глядит,
Счастья в нём поток бурлит:
«Ох, красавица, не встать,
Дело нужно мне верстать,
И к царю в зятья попасть,
Захотелось, прямо страсть»!
Развязал он язычок,
Шлёт Емеля слов поток:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Пусть же доченька царя,
Тут же влюбиться в меня!
И давай-ка, печь, домой,
Во дворце хоть волком вой!
Больно царь до слов охоч,
Вон, на двор ступает ночь!
Из дворца он покатил,
Царь словечки проглотил,
Стал он в гневе зеленеть,
Местью праведной кипеть.
А Емелю печь несёт,
Снега шлейф за ней идёт,
Прикатила печка в дом
И на место стала в нём.
Вот идёт в народ молва,
Разлилась вокруг слова,
Про любовь царёвой дочки,
Про её бессонны ночки.
Царь ругает денно дочь:
- Я устал слова толочь!
За Емелю не отдам,
Это просто, знаешь, срам!
Дочь не слушает отца,
Ей сейчас не до словца.
Осерчал в момент отец:
- Это дерзость, наконец!
Свадьбе этой не бывать,
Вам наследства не видать!
Слуг он вечером собрал,
Им приказ жестокий дал:
- Нужно им задать урок,
Изготовьте бочку в срок,
В изготовленную бочку,
Посадить такую дочку,
И Емелю вместе с ней,
Им так будет веселей!
К морю бочку ту свезти,
Приговор там привести,
Бочку сразу в море бросить,
Пусть её волнами носит!
Слугам выпал в первый раз,
Исполнять такой приказ,
Но ослушаться нельзя,
Бочек много у царя,
Посему и жалость прочь,
И приказ свершился в ночь.
Бочка скоро на просторе,
Бьёт её волною море,
В бочке той Емеля спит,
Сны свои опять глядит.
Скоро страх его поднял,
Он спины не разгибал,
В темноте и страхе том,
Бил он словом, напролом:
- Кто здесь рядом, отвечай,
Или двину, невзначай?!
Он дыханье затаил,
Голос рядом очень мил:
- Здесь, Емеля, дочь царя,
Не ругай меня ты зря.
Заточил отец нас в бочку
И на том поставил точку.
В море мы сейчас с тобой,
В споре с пагубной волной,
А погибнуть нам, иль нет,
Лишь у Господа ответ!
Вмиг Емеля понял суть,
Он готов исправить путь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Налетай же, ветерок,
Чтоб в беде ты нам помог,
Занеси нас в дивный край,
Нас из бочки вызволяй!
Ветер тут же налетел,
Бочку с ходу завертел,
Он её с воды схватил,
Вверх с собою потащил,
Как до берега донёс,
В щепу бочку он разнёс,
И умчался стороной,
Тишь оставил за собой.
Дивный остров встретил их,
При красотах всех своих,
Золотой дворец на нём,
Птиц полным-полно кругом,
А в сторонке та река,
В ивах чудных берега,
Воды реченьки чисты,
Есть берёзки у воды,
А в округе - светлый лес,
Да луга цветных небес,
А Емеля, сам не свой,
Пред царевной молодой.
Он в любви своей горел,
Ей признаться в том посмел,
Да и ей любви не скрыть,
Сердцу надобно любить.
Свадьба длилась три недели,
За столом все дружно пели.
Ел народ и много пил,
Шутки добрые творил,
И невестки те плясали,
И отца не забывали,
Братья тоже веселились,
Все на свадьбе породнились.
Царь покаялся в грехах,
Он ходил два дня в слезах,
Трон Емеле царь отдал,
И ничуть не горевал.
А Емеля, уж царём,
К щучке той явился днём,
Перед ней спины не гнул,
Волшебство он ей вернул.
Десять лет с тех пор прошло,
Ох, водички утекло!
Царь Емеля, видит Бог,
Под собой не чует ног.
Правит сутки, напролёт,
Хорошо народ живёт,
У Емели пять детей,
Пять прекрасных сыновей.
Только, правда, пятый сын,
Уж совсем ленивый, блин!
Есть ещё один секрет,
Пусть его узнает свет!
Царь воздвиг за троном печь,
Да ему на час не лечь,
Коль теперь ты, братец, царь,
То бока свои, не жарь!
А на печь нашёлся спрос,
Держит сын по ветру нос.
Он на печке сутки спит,
Царь на сына не кричит.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной
https://yadi.sk/d/M­z2KtENhrxkkj

Категории: Сказка в стихах
Welcome  
Привет! Кто хочет вступить вот правила:


___________________­___
-Не материться
-Без пошлостей
-Не грубить сообщникам
-Нарушили правила,"Вон отсюда!!!"

___________________­_____

Удачи, мои дорогие;-)­


Калейдоскоп Coldminded 10:30:01
Я начинаю. Начинаю вести дневник, и... В нём будет ни что иное, как сборник всех моих снов.
Сны красочные. Однако, особенность в том, что запоминаются только самые красочные моменты за всю ночь.
Снится полёт над городом и, долетая до крыш, я вижу белёный потолок вместо неба, а на крышах палят из бластеров клоны с Утапау.
Снится тот же полёт, но уже с реактивным ранцем и над над другим городом, где мы убиваем "Церберовцев" с сопартийцами, прыгая по крышам.
Снится пеший поход в Эвенкию с моей собакой по тропинкам лесов, болот, полей. Длится он всю ночь
Снится Шувакишский пешеходный мост над железнодорожными путями и прямо на мосту стоит состав из хопперов, на ступенях дрожат колёса. Много Солнца.
Снится огромная чёрная звезда-череп с лучами-проводами, из которых во все стороны летят синие молнии и молниями она поливает бесконечный лес чёрных рук в белой пустоте.
Снится гигантский комплекс смерти. Кладбища, крематории, мумии, кунсткамеры. Всё мраморное, прекрасное и ужасное.
Снятся пост-апокалипсисы, зомби-апокалипсисы,­ всяческие инфекции, метеорные дожди. Обо всём буду рассказывать, читайте на здоровье.
Позавчера — пятница, 18 января 2019 г.
Кто такие демоны юлия the killer в сообществе Потусторонний мир 11:22:02

<[the killer to hell]>

Демоны — все возможные духи-посредники между потусторонним и земными мирами. Демоны у людей ассоциируются со злом. Но в до и нехристианской культуре демоны были (и остаются) не только злыми и добрыми. Существуют плохие и хорошие демоны, а также те, которые творят и добро и зло. Науку о демонах называют демонологией. «Демон» обозначает «исполненный мудрости». Добрых демонов называют зудемонами, а злых — какодемонами. Слово демон происходит от греческого термина даймон (Diamon), то есть «божественная власть», «рок», «Бог». Даймоны посредничали между богами и людьми. Добрый даймон мог быть духом-хранителем. Человек считался удачиливым, если имел рядом демона, помогающего ему. Духи-хранители нашептывали советы и верные решения своим подопечным. Злые демоны, наобород, вводили людей в заблуждение. На протяжении всей истории маги и чародеи имели власть над демонами. Демоны часто признавались виновниками болезней, несчастий и одержимости. В древнем Египте существовало поверье, что если чародей изгнал какого-то демона, то он автоматически получал над ним власть. Иудейская демонология -делит всех демонов на классы. Согласно КАББАЛЕ, власть тьмы исходит из левого ствола Древа Жизни и особенно из Гебура — сферы божественного гнева. По другой версии демоны родились из ночных кошмаров. Некоторые источники считают, что демоны заполняют пространство между Землей и Луной. Существуют демоны, которые, подобно ангелам, действую в ночные часы, или злые духи, являющиеся причиной болезней. Некоторые демоны имеют печать, которая может быть использована человеком, взывающим к темным силам. В старославянских языческих религиозно-мифологи­ческих представления злые духи, демоны назывались бесами. С развитием христианской демонологии демоны стали ассоциироваться исключительно со злом, уже по своему происхождению являясь доверенными лицами дьявола. По христианскоу учению светлые духи — это ангелы. Согласно Библии демоны — падшие ангелы, последовавшие за Люцифером, когда он был низвержен Богом с небес. К концу раннехристианского периода все демоны стали отождествляться с падшими ангелами. Их верховным правителем был Сатана. Единственное предназначение демонов — подбивать людей на безнравственные поступки и становиться между людьми и Богом. В средние века и в период Ренесанса демоны, как посредники дьявола стали ассоциироваться с ведьмами и колдунами. Систематизация и классификация демонов появилась по крайней мере в 100-400 годах н. э. Христианские специалисты по демонологии XVI и XVII веков давали перечни демонов по их иерархии в аду, приписывая им различные обязанности и атрибуты. Так, например, каждый демон представлял определенную народность мира. Йоганн Вейер, составитель наиболее полной иерархии, подсчитал, что общее количество демонов составляет 7405926 рядовых духов, состоящих под командование семидесяти двух князей тьмы. Книги церимониальной магии также дают свою собственную иерархию. Среди самых могущественных демонов: Асмодей — демон разврата, ревности, злобы и мстительности. Он стремится внести раздор между мужьями и женами, разрушает молодые семьи, сколняет мужчин к супружеской неверности. Он входит в число демонов, наиболее часто овладевающих людьми. Его считают одним из самых зловредных демонов сатаны. По описаниям он имеет три головы: великана-людоеда, барана и быка. Эти создания имеют нибольшую сексуальную распущенность. У него петушиные лапы и крылья (петух считается самой агрессивной птицей). Он ездит верхом на огнедышещем драконе. Его образ уходит корнями в древнюю Персию. Он ассоциировалсяс демоном Айшма. Древние евреии считали, что родители асмодея — Наама и Шамдон. Асмодей был одним из серафимов, ангелов, наиболее приближенных к престолу Бога, но попал в немилость. По другим источникам, он был мужем Лилит, демона похоти. Легенда об Асмодее говорит о нем, как об отпрыске Лилит и Адама. В средние века считали, что ведьмы подчинялись именно асмодею, а маги призывали его на помощь, стараясь обратить его мощь против своих врагов. Чернокнижники советовали обращаться к нему с непокрытой головой из уважения к его могуществу. Вейер утверждал, что Асмодей управляет игорными домами. Астарот (или Аштарот) — демон, обладающий мужскими свойствами, но эволюционировавший из богини плодородия Астарты. В новом воплощении, он однако слабо проявляет свою мужскую природу. Он покровительствует ученым, обладает секретами прошлого, настоящего и будущего. К Астароту взывают во время некромантических ритуалов предсказания будущего. Он появляется в ивде ангела с человеческим обликом. Исходя из одних источников, он уродлив, по другим — наоборот, прекрасен. Тем не менее, от него исходит жуткое зловоение. Вейер говорит, что астарот — великий князь ада, и под его началом находятся 40 легионов демонов. По другим источникам, Астарот — один из трех верховных демонов ада. Ваал — такое имя носили мелкие божества в древней Сирии и Персии. Однако великий Ваал был божеством плодородия и сельского хозяйства. Он был сыном Эла, верховного божества Ханаана, и властителем жизни. Он управлял циклом смерти и возрождения. Жители Ханаана покланялись Ваалу и приносили ему в жертву детей, бросая их в огонь. Христианский демон Ваал также был трехголовым: в центре у него была человеческая голова, а по бокам — кошачья и голова жабы. Ваал мог наделять мудростью и проницательностью. Вельзевул — «повелитель мух». Он был князем демонов в древнееврейских верованиях и в христианском учении. В средние века ему преписывали огромную власть. Чародеи, взывавшие к нему, рисковали умереть от апоплексии или удушья. Призвав Вельзевула, было очень трудно прогнать его. Он появлялся в виде гиганстской уродливой мухи. Он управлял шабашами ведьм. Они воспевали его во время ритуальных плясок. Велиал (Белиал, Белиаль, Велиар) — «суета», «ничто», «небог», один из самых сильных и злых демонов Сатаны. Велиал предстает перед людьми в обманчиво прекрасном облике. Его речь приятна на слух, но он лжив и вероломен. Велиал подбивает людей на греховные поступки, особенно на сексуальные извращения, похоть и прелюбодеяние. Древние иудеи считали, что Велиал был создан сразу после Люцифера и имел злую сущность от рождения. Он один из первых поднялся против Бога. После того, как он был изгнан с небес, он стал воплощением зла. Вейер полагал, что Велиал командовал 88 легионами демонов (по 6666 демонов в каждом) и был представителем дьявольских войск в Турции. При его вызове необходимо было принести жертву. Велиал часто нарушал обещания, но если кто-то добивался его расположения, тот был щедро вознагражден. Люцифер — «несущий свет», изначально ассоциировался с утренней звездой. В иерархии демонов Люцифер — император ада и стоит над Сатаной, одним из его наместников. Люцифер, призываемый заклинаниями, появляется в виде прекрасного ребенка. Он правит европейцами и азиатами.
Источник: https://nlo-mir.ru/­mistika/24909-kto-ta­kie-demony.html­­

Категории: Демоны, Вики
четверг, 17 января 2019 г.
ужастик про Египет reporter 18:10:28
мумия жива, 1993
среда, 16 января 2019 г.
и я охуел просто хэтир 22:53:09
­Сприган. 16 января 2019 г. 22:24:14 написал в форуме "Просто общение"
хэтир
1. Дарин
2. Волна
3. Будь на то моя воля, я бы и вовсе предпочел быть сыном прожорливой, как смерч, акулы и кровожаднейшего тигра – тогда во мне было бы меньше злобы
Честь не криклива, доброта тиха, но слышен обычно голос злобы и греха . Бывает , что отторгая свою натуру по каким - то причином извне , чувствуешь как обретаешь крепкую кожу и клыки , все считают таких недалекими , зверьем , поэтому держатся от них подальше . Но от того , что практически никто не желает тратить время на таких , клыки тупеют , а за ними ты и вообще теряешь возможность что либо себе добыть . " Дарин " мне кажется личностью , что познала хищную сторону жизни , этот лик многоликого бога однозначно имеет лицо " несправедливости " . Встречаясь лицом к лицу с несправедливостью , дергая она тебя или твоих близких , нет противнее чувства , что это никак не исправить . Она оставляет свой след на долгое время , даже если у тебя получилось это исправить . " Дарин " это не раз преследовало , почти каждый раз когда она клала свою голову ради близких , но в итоге оказывалась пешкой , лишь средством достижения цели в чужой игре . Ваш навык это учиться , заимствовать и возвращать двухкратно то , что вам оставили . Вы учитесь на своих ошибках , оттачиваете в себе те же качества , что бы быть таким же палачом и это у вас я думаю получается если вы все цело пытаетесь отвергнуть в себе сентиментальность . Но суть личности не в его деяниях , а в истории что его побуждает что - либо делать , пытаясь занять себя , выпустить пар , Дарин лишь добровольно пытается выгнать себя из себя же , ведь это предрасположенность­ к мрачности , минуты слабости как и раньше заставляют вас пытаться быть циничней . Цинники всегда выигрывают в делах где учавствует хотя бы одна душа и скорее всего вы придерживаетесь такого же стиля , может не придавая этому ярлыков . Перековать себя возможно , но принять себя новой полностью , увы трудно . Вы мне кажетесь человеком , что очень хотел бы любить и сострадать , и это порой получается , но после минутной не долгой слабости , вас окутывает туман духовного одиночества , в нем вы чувствуете себя словно под теплейшим одьялом в самую холодную ночь.
Свой шкаф со скелетами у вас есть , но уж лучше он остается пылиться , разгребать и складывать все пережитое не для вас . Вы видите очевидные реалии и безусловно этим довольны , но как только отчаяние очередным дополнительным грузом падает на ваши плечи , вы начинаете вертеться , только бы себя не запустить . Вас тошнит от этого всего , уже забытые чувства от своих же омерзительных поступков , только иногда подбиваются к глотке , но почему - то вы считаете это единственным правильным решением . " Дарин " волна , что возвращает всю грязь обратно которая была кинута в воду . Люди , что могут пронести все в себе до конца так же редки как моряки попавшие в водоворот и выбравшиеся оттуда . Любой исход правилен , любая философия жизни оправдана . Бушующим волнам ведь что надо , в порыве штормов не выкинуть себя так далеко , что бы потом не иметь возможности вернуться в море ...
4. Гуль
5. Запах соли
6. Белый
Источник: http://beon.ru/disc­ussion/14587-280-hor­oshii-staryi-dobryi-­read.shtml#75
ацтаньте меня хуярит; Diскiе 20:15:33

И горе мне, если впал я в безмолвие
Или уставился на лик луны.
Стон, треск - растоптал,
Стон, треск - растоптал бы меня,
Растоптал моментально, добрейший князь -
Князь Тишины.
Мята с корицей(Глава 9) — Цветок,распустивший­ся в груди Светлая Лана 15:41:25
Кроули как-то странно улыбался Александре. Его улыбка не была ни коварной, ни загадочной, ни нежной, а ненастоящей, искусственной. Казалось, что вампир забыл как надо улыбаться. Впервые девушка испытала к Юсфорду сочувствие. Ей было жаль вампира.

«Говорят, что их человеческие чувства канули в лету. Ладно бы ещё какие-нибудь там гордость, честь, сочувствие, забота. Они даже не испытывают ни грусти, ни радости, ни злости!» — с грустью подумала военная.

— Соскучилась по мне? Или, может быть, по этой вещице? — наигранно спросил мужчина, показав Виноградовой её зелёный кулон на серебряной цепочке.

Вещица светилась ярко-зелёным светом, а стоило вампиру поднести её прямо к лицу Александра, так свет стал ослепляющим. Девушка, несмотря на боль в глаза из-за света, попыталась выхватить кулон из рук мужчины, но её попытка была тщетной.

— Какая забавная штучка, не находишь? — хитро сузил глаза Кроули. — Именно она и привела меня к тебе, моя сладкая Bon-bon.

— Что?! — воскликнул офицер, отскочив от врага.

— Ты не знаешь? Это означает «конфетка» по-французски. Раньше я не знал этот язык, но став аристократом понабрался разных сладких словечек от Ферида. Он мастер сладких речей. А ты не пугайся так, милая. Присаживайся, поговорим, — продолжил Юсфорд, грубо шлёпнув рукой по скамейке.

У военной не было иного выхода, как есть рядом с врагом. Оружия у неё нет, позвать товарищей — её быстрее убьёт вампир, убежать — догонит. Кроули резко прильнул к рыжим волосам жертвы, запустив в них свои длинные пальцы и поласкав мягкие локоны. Как бы Виноградовой не были противны его действия, она стала щупать мужчины по одежде, ища заветный кулон. Из-за откровенной одежды зеленоглазая девушка видела мускулистую грудь мужчины. Это заставила её щёки покраснеть.

— Ах, ты шалунья! — засмеялся вампир, схватив жертву за тонкие ручки. — Ты такая нетерпеливая, моя маленькая любовница.

Офицера злили откровенные речи Кроули, его откровенная одежда и откровенный взгляд. Слишком много откровенности. Александра посвятила свою жизнь службе, забив на свою личную жизнь. Ей было противно всё, связанное с чувствами, которые умерли давным-давно в девичьей груди.

— Ненавижу… Ненавижу тебя… — прошептала военная.

Внезапно вампир заметил на своей форме маленькое тёмное пятнышко, оно постепенно стало увеличиваться, вызывая неприятные ощущения мокрой одежды на коже. Затем такая же капелька упала и на широкую ладонь мужчины, раздались еле слышные всхлипы. Юсфорд понял, что Александра поддалась чувствам. В его же груди эти горькие чувства проявились мимолётным уколом. Что-то из давней человеческой жизни всплывало в его разуме. И Кроули понял, почему он выбрал именно эту девчушку! Они были похожи, были двумя одинокими сухими цветками в море жизни и смерти. Их время остановилось, а сами они погрузились в унылую вечность.

Виноградова почувствовала, как холодная рука врага ласково погладила её по рыжим волосам, как мертвенно-бледные губы коснулись её еле живых губ, как горьких поцелуй двух печальных людей согрел её души. Офицер сначала противился своим чувствам, которые подобно цветку малинового пиона расцветали в обезображенном шрамами сердце, бились об белые рёбра, пытаясь разорвать грудную клетку и вырваться наружу. И Александра больше не смогла сопротивляться им. Она откликнулась на дерзкое признание Кроули, ответив на его поцелуй. Сильные руки вампира обвили тонкую талию военной, прикасались к каждому синяку, хотя и не видели их, вызывали порывы боли и крика у Виноградовой.

Наконец-то, Александра отстранилась от мужчины, взяла из его рук свой кулон. Юсфорд с удивлением смотрел на неё. Мол, зачем ты прерываешь нашу прекрасную прелюдию? Разве ты не хочешь погрузиться с головой в запретные чувства, которые так сильно разрывают тебя изнутри?

— Это неправильно. Уходи, уходи пока не поздно! — воскликнула военная, надев на себя кулон.

— Но мы только начали, милая… — прошептал вампир.

— Уходи! Убирайся! Хватит, хватит меня преследовать! Лучше исчезни или умри от моей руки, не мучай нас обоих! — снова крикнула Александра и скрылась в темноте.

Она не видела, ушёл ли Кроули, не слышала шелест его белого плаща, но перед лицом Виноградовой снова и снова всплывал его силуэт с яркого-алыми глазами, которые умоляли её остаться.
Ирландский Мат Madeleine Williams 13:55:17
Здраствуйте!,Меня если честно то доконала если ты вступишь дерьмо, и скажешь не ну я не знаю :СУКА БЛЯТЬ!!!.То на тебя подадут в суд.Абсурд какой-то. И как по мне Наша Училка ебнулась.Ищя маты на валлийском(уэльском­).Увидя Ирландский Мат решила обупликовать его.eascain (эскайни), они же swearwords, swearing - бранные слова, ругань.
bod - главная ось вращения чужого мнения, она же х*й (англ. dick, cock). Зная этот маленький момент, инглиш становится еще забавнее, поскольку для ирландца английское "nobody" звучит полноправным "них*я", а "somebody" - это "какой-то х*й". По этой причине в айриш-инглиш слово "body" заменяют на "one" и получают нейтральное "someone", "any-one", "no-one". Ирландцев крайне улыбает, когда незнакомый с этим нюансом человек начинает всех вокруг буями обкладывать. Производные выражения:
dul mo bod (дил-мо-бод) или dul m bhad (дил-мо-о-вад) - "suck some dick", русское "отсоси". Разница выражений в том, что в первом случае вы предлагаете обидчику один конкретный (свой) прибор - "suck my dick", а во втором - все подряд, так сказать.
foc - думаю, уже по звучанию догадались, что родственно с "fuck", иже наше русское междометие "е*ать". Одно из самых распространенных ругательств. Вот некоторые из его производных:
focil - fucking, наше причастие е*баный. Читается: фокайль
focil leat - дословно "иди пое*бись", на английский переводится как Fuck Off, а нашими традиционно используется в формулировке "отъе*ись". Читается: фокайллет
focil sasanach - читается: фокайль сасанах, дословно "е*баные англичане". В некоторых областях ирландцы так выражают свое недовольство политикой. Любой. В любой стране. На любом континенте. Конфликты в Сирии? Focil sasanach! Русскую участницу не пускают на Евровидение? Focil sasanach! Про свою политику они обычно так не говорят, поскольку подавляющее большинство все устраивает. А вот если не устраивает уже конкретно, и политиканы чот не то загнули - значит где-то они продались англичанам. Focil sasanach!
bualadh craicinn - читаем: буалай крайкинн. Еще один способ обозначения полового акта, но если уж разбираться в оттенках перевода, то уместнее было бы употребить не "е*аться", а "тра*аться".
tigh trasna ort fin - расхожее выражение, англ. "go fuck yourself". Читаем: тейй трасна орт-фейнь
feisigh do thoin fein - расхожее выражение, англ. "go fuck your own arse". Читаем: фещий до-хинь-фейнь
blta - самая что ни на есть "пи*да". К сожалению, большинства наших производных, типа пи*дец, все по пи*де и пи*дуй - ни в английском, ни в ирландском нет. Тем не менее моему товарищу это слово крайне приглянулось своим звучанием (особенно форма пи*дец) и довольно скоро распространилось среди его знакомых. Читаем: балтаи
coch - сиська. Не самое ругательное слово, но довольно обидное. Используется как для грубого обозначения женской груди, так и просто как обзывательство. Читается: ких
striapach - "проститутка", читаем: стриапа. Не путать с *люхой!
ricleach или fraochn- как раз та самая, про которую медведь кричал из кустов. Читаем: раикле или фриихун
bitseach - "с*ка, с*чка". Именно мерзопакостная женщина, а не междометие. Читаем: бичще
Кстати, ирландцы, не смотря на стереотип о деревенщине и некультурности, никогда, даже в самой отчаянной ситуации, не скажет женщине прямо в лицо "Ты - с*ка!". Для этого задается как бы риторической вопрос к окружающим:
nach an bhitseach ? - "ну не с*ука ли она?" (нах-и ан-вичще-и?), а если уж хочется обратиться практически напрямую, все равно говорится это намеком:
dealraonn nl roinnt bitseach anseo - "кажется, кто-то (женского рода) здесь с*ка". Читаем: деалринн и-нил-риннт битще-анщо? Оскорбляем женщин исключительно вежливо, да.
Отдельный пункт в заключение первой части хочу посвятить слову "дерьмо" и его производным:
cac - "дерьмо", как оно есть. Туда же: cac asail (как-асайль), truflais (труфлайщ)
cacamas! - восклицание, вроде "crap!/shit!", когда ты негативно удивлен или раздосадован. Хотя сами ирландцы охотнее пользуются выше обозначенным crap! и shit!
ainnis - прилагательное, когда мы хотим сказать о плохом качестве чего-то, "дерьмовый". Читаем: айнищ
amaid (амаиджи) или seafid (щаифид) - тот вид дерьма, который заливают в уши. Басни или сказки в негативном смысле, откровенная ложь или нонсенс.
gobshite - буквально, "дерьмо из глотки". Тот, кто не думает, что болтает, идиот или лжец
И специально для пикабу мы перевели одну из самых популярных фраз рунетов:
T t ag tabhairt dom roinnt seafid, читаем "та-ту аг-тавайрт дом-риннт щиафид", что означает:Ты втираешь мне какую-то дичь.Ну Danke за внимание.Ай Фидерзейн.P.S:D­anke­-Спасибо (на немецком) ,Ай Фидерзейн-До Свидания на немецком.